Вверх ногами

Вверх ногами

12.01.2018 / Город будущего / Comments (1)

Байки космического будущего. Рассаказ 1.

Сегодня-то всякий знает, что в открытом космосе нет верха и низа. Как ни поверни,
одинаково будет. Только вот инженеры на Земле не всегда это учитывают. И получается
так, что при монтаже что-то ставим «вверх ногами». Приходится переделывать. Но один
случай знаю, когда хоть и ругались, хоть и грозились, а оставили, как есть. Будете на
экскурсии в Городе, попросите гида — он покажет.

Тогда Город ещё только начинался. Собирали главную ось, а рабочих рук мало.
Поэтому пахали плотно, без перерывов, по шесть-семь часов в сутки, и в основном
снаружи. Был у нас в команде молодой монтажник — Юрий Кузьмин. Все мы, конечно,
были молодые и здоровые, но ему только двадцать пять стукнуло, поэтому его по связи
либо «Вундеркиндом» называли, либо просто «Юрком». И как-то поставили перед ним
очередную задачу — смонтировать временную кабель-мачту на причальном узле. На
Земле-то кабель-мачты служат для заправки баков ракет-носителей, а у нас было
наоборот: ресурсов, в том числе топлива, требовалось много, его возили специальными
беспилотными танкерами, на стыковочных узлах сэкономили из соображений
оптимизации полезной нагрузки, а перелив в модуль хранилища делали через гибкие
шланги, которые навивались, как виноградная лоза вокруг штамба. И роль штамба играла
полая алюминиевая труба длиной двадцать метров и где-то сантиметров тридцать в
диаметре — внутри ещё коммуникационных кабель пропускали для контроля за танкером.
Её-то и называли кабель-мачтой.

Юрок подошёл к делу ответственно. Проштудировал инструкции, изучил и проверил
инструмент, составил график внекорабельной деятельности, получил одобрение главного
инженера и диспетчера, надел скафандр «Сапсан» и полез со своей трубой на дальний
конец оси, к причальному узлу. Там он сначала организовал рабочее место, попримерялся
и вставил кабель-мачту в приёмное отверстие. Главным инструментом нашего
вундеркинда был регулируемый диафрагменный ключ с диаметрами захвата от
четырёхсот до сотни. Юрок нанизал его на трубу, подвёл плотно к месту соединения,
зафиксировал диаметр и, помолившись матери-природе, крутанул.

Если вы думаете, что космические монтажники выступают исключительно
операторами хитроумных манипуляторов и роботов, то заблуждаетесь. Сегодня-то много
телеуправляемой техники на Город завезли, но всё равно порой приходится наружу
выбираться и своими собственными руками гайки вертеть — потому что так бывает
ловчее и скорее. А если что отломать по необходимости, тут равных человеку нет и
никогда не будет. Тридцать лет назад мы вообще старались с роботами не заморачиваться,
если масса конструкции не превышала собственную, потому-то Юрок и отправился
монтировать кабель-мачту самостоятельно, без помощников, посредников и механизации.
И, конечно, он собирался выполнить всю операцию точно, быстро, за один выход. И,
конечно, удивился, когда труба под его нажимом встала в резьбе приёмного отверстия и
ни в какую.

Сначала наш вундеркинд подумал, что допустил перекос, покачал ключом туда-
сюда, снова напрягся. С тем же результатом. Помянув всуе мать-природу, Юрок подналёг
на ключ. Труба поддалась, но самую малость. Юрок обрадовался успеху и вообразил, что,
вероятно, алюминий кабель-мачты слегка расширился от нагрева под прямыми
солнечными лучами, из-за чего её стало трудно ввинчивать. В наборе инструментов у него
был безреактивный молоток. Юрок извлёк его из укладки и стал аккуратно постукивать по
рукояткам ключа. Поскольку труба отказывалась вкручиваться, он начал бить сильнее. И
ещё сильнее. Сколько раз он долбил по ключу, мы никогда не узнаем, но остановился
вундеркинд, только когда насквозь вымок, а система контроля работы скафандра
сообщила ему, что ресурсы на исходе и пора возвращаться в шлюзовую камеру.
По правилам Юрок обязан был доложить о проблеме главному инженеру. Однако он
злился на себя, на чёртову кабель-мачту и был уверен, что проблемы никакой нет,
поэтому поставил скафандр на зарядку, сообщил диспетчеру о том, что выполнение
задания затягивается из-за неисправности инструмента, запросил выход на следующие
сутки и отправился в мастерскую.

Ещё по пути к шлюзу Юрок придумал, как ввернуть трубу в приёмное отверстие без
посторонней помощи. При работе с ключом человеческая рука способна развить усилие
до пятисот ньютонов, но это максимум, реально около двухсот. А что если поднять его в
десять раз — до двух тысяч ньютонов? Но как? В открытом космосе Юрок мог
рассчитывать только на реактивное движение, и он тут же придумал конструкцию из двух
двигателей ориентации космического ранца и воздушного баллона. Принцип работы
можно представить, если вспомнить эолипил — паровую машину, которую
сконструировал Герон Александрийский. Она представляла собой шар на оси,
раскручиваемый парой сопел, которые направлены в противоположные стороны. Осью в
конструкции вундеркинда была труба, соплами служили двигатели, позаимствованные в
мастерской, рабочее тело — сжатый воздух из баллона.
Юрок использовал всё свободное время, чтобы собрать свою версию эолипила. И на
следующий день с триумфом установил изобретение на рукоятки ключа, прикрепил и
запустил. Он справился! Кабель-мачта мгновенно завернулась до упора. Теперь можно
было вынимать заглушки и проталкивать кабель. И вот тут-то Юрок обратил внимание на
наружную маркировку. И осознал ошибку.

Легко представить, что творилось у него в душе и какими словами он обзывал
самого себя. И опять он должен был доложить инженеру. И опять он этого не сделал.

Вероятно, боялся, что его засмеют или, хуже того, отправят на Землю. Раньше-то Юрок
предвкушал, как он расскажет коллегам о победе над косной материей, но теперь
постарался скрыть подробности. И хранил молчание много лет, пока над причальным
узлом не начали возводить герметизируемый транспортный ангар и не понадобилось
убрать злополучную кабель-мачту. Тогда-то и выяснилось, что сделать это невозможно,
потому что резьбы заклинены напрочь.

Нельзя сказать, что вина целиком лежит на Юрке. Всё же инженерам,
проектировавшим соединение, нужно было хорошо подумать, прежде чем делать
разносторонние резьбы на противоположных концах симметричной кабель-мачты. Они
хотели предотвратить вариант ошибочного монтажа, но не учли, что с матерью-природой
на устах вполне можно ввернуть левую резьбу в правую.
Конечно, кабель-мачту легко было срезать автогеном, но главный инженер
распорядился её «обойти». Так она до сих пор и торчит «вверх ногами» посреди
транспортного ангара нашего Города. Прямо как памятник человеческой
изобретательности. И человеческому энтузиазму — в хорошем или плохом смысле, вам
решать.

 

Иллюстратор: Наталья Меркулова

Комментарии: